Петроглифы на Бесовом носу » Электронная Энциклопедия Эрмитажа
Том I. Археология

Петроглифы на Бесовом носу

Наскальные рисунки на восточном берегу Онежского озера  были описаны и введены в научный оборот Константином Гревингком в середине XIX века. На красноватой поверхности гранитных, скалистых мысов, имеющих иногда совершенно фантастические очертания, находятся скопления рисунков, которые были созданы древним населением современной Карелии во второй половине IV – первой половине III тыс. до н.э. Поражает выбор места для петроглифов. Вы находитесь на границе двух стихий: неподвижные величавые и непоколебимые формы суши, и непрестанно волнующаяся, вечно в движении бесконечная, уходящая за горизонт водная гладь. Кажется, что находитесь на краю мироздания, там, где всё начинается и заканчивается. Если проплыть мимо мысов в косых лучах восходящего или заходящего Солнца, то взору открываются огромные полотна с рисунками, тайный смысл которых ещё предстоит открыть. Самые известные и удивительные изображения сосредоточены на мысе Бесов Нос и Пери Нос III.

В центре пологого  гранитного мысы Бесов Нос расположены три гигантские фигуры. В центре, вдоль естественной трещины в скале выбито изображение “беса” длиной 2.46 м. Перед зрителем странное антропоморфное существо с квадратной головой, грубо намеченным ртом и носом. Один глаз показан круглым пятном, другой кругом с точкой в центре. Голову и прямоугольное туловище соединяет тонкая шея. Руки раскинуты в стороны и согнуты в локтях. Тонкие ноги подогнуты. Есть свидетельства, что через трещину “беса” кормили. Слева от “беса” находиться фигура выдры (2.56 м), а справа – изображение сома (2.65 м). Вокруг триады имеются более мелкие изображения лосей, оленей, птиц, человека, нерпы, медведей, лодок с гребцами. Триада была выбита первой, с неё и начинается функционирование этого святилища. Со временем, фигурки становятся все меньше и меньше. Основной темой были водоплавающие птицы – лебеди. Их изображено больше всего на берегах Онежского озера. Ещё одна особенность бросается в глаза – нет привычных для нас повествовательных сцен, нет явных сюжетов. Изображения наносились на поверхности по известному случаю древним мастером. Он учитывал цвет скалы, особенности её рельефа, освещённость местности и многие другие факторы, которые были для него и его современников ключом к пониманию изображения. Мастер осознано опускал или подчёркивал детали у изображаемых персонажей. Но вот что он хотел рассказать нам не ясно. Почему он так расположил фигуру, а не иначе? Почему выбил именно этот персонаж? Подсказок почти нет. Главное это наше различие в мышлении и выборе языка. Древним был понятен язык знаков, который вызывал у них определённые ассоциации из профанной или мифологической сферы знаний. Для нас с Вами этого мало. Принято считать, что для мышления архаичного человека характерна неразделенность рационально-логического и образно-эмоционального начал. Основной принцип данного типа мышления основывается на передаче обобщения ассоциативно через “отдельное”, вследствие неспособности к абстрактному обобщению. В “отдельном” концентрируется образ с неограниченным числом эмоциональных ассоциаций, способный породить аналогичные эмоции у других лиц. Своё “физическое” воплощение “отдельное” находит в знаках-символах: словах, образах, фигурах. В силу синкретичности в мифологическом мышлении  есть элементы рационального анализа, порождающие понятия предметного характера. Со временем все большую роль начинает играть рациональный синтез, открывающий возможности перехода к абстрактному мышлению. И среди онежских петроглифов мы находим редкие и более поздние сценки с простыми повествовательными сюжетами. Они могут быть той отправной точкой, что показывает зарождение современного абстрактного типа мышления, присущего нам с вами.

Исследователи склонны считать, что скопления петроглифов на гранитных мысах, вдающихся в озеро, это остатки древних святилищ. Каждый мыс имел своё назначение, что находит выражение в специфике изображений. Есть мысы, где преобладают солярные и лунарные знаки, на других доминируют птицы, животные. В 1935 году в Эрмитаж поступили с онежских берегов четыре огромные плиты, которые можно увидеть в залах музея.

А.Н.Мазуркевич

Экспонируются: Зимний дворец, зал 12,

Гигапанорамное изображение плиты

РХЦ «Старая Деревня», Е3-180

Лаушкин К. Новое об искусстве древних художников Прионежья. // Сообщения Государственного Эрмитажа. Вып.XXVII. Л.: Изд-Во Гос. Эрмитажа. 1966. С.48.

Сапунов В.Б. Зооморфные сюжеты петроглифов Онежского озера // АСГЭ. Вып.34. Санкт-Петербург.: Государственный Эрмитаж. 1999. С.30-33.